Проскомидия

Священник Александр Пальчевский
Приход храма святителя Спиридона Тримифунтского в Минске

проскомидия

Проскомидия что это такое

Проскомидия начинается следующим образом: совершив три поклона перед жертвенником с молитвенными словами: «Боже, очисти мя грешнаго и помилуй мя, искупил ны еси от клятвы законныя», священнослужитель приступает к совершению проскомидии. Дьякон прежде всего напоминает о начале священнодействия словами: «благослови владыко». Священник произносит: «благословен Бог наш, всегда, ныне и присно, и во веки веков», и тем начинает чтение 3 и 6 часов и проскомидии, которая значит приношение.

Говоря о просфорах, из которых сейчас вынимаются частицы за святых, живых и умерших, мы должны сказать, что появление их произошло по следущим обстоятельствам: в первые века Христианства, приносимы были хлебы от каждого христианина, пришедшего участвовать в таинстве Евхаристии. Но так как для таинства Евхаристии необходим был один хлеб, то священник брал для священнодействия из всех приношений одну часть или просфору, чтобы вынуть из нее частицы для святого Агнца. Кроме этого древние христиане приносили просфоры в воспоминание и тех святых древних времен, мощи которых находились в церквях, да их молитвами посетит Бог на их приносимую жертву; или просили молитв церкви о себе, равно как и о сродниках как живых, так и умерших, в той уверенности, что эти приношения, по словам Августина, «послужат для не совсем дурных очищешем от грехов, а для совершенно злых не принесут пользы, единственно, по причине их упорства во зле, служа только утешением для живых; для совершенно же добрых приношения служили благодарением».

Совершение проскомидии

Вынимая из всех приношений частицы, святая церковь поминала поименно и того, кто принес просфоры и того, за кого принесены. О приношешях к алтарю упоминает Дионисий Ареопагит, Иоанн Златоуст и Епифаний Кипрский, Иоанн Златоуст говорит: «по возношении на Божественный жертвенник поклоняемых даров, там молитвы всегдашние за тебя, хваления и собрания, за тебя каждую неделю просфора». В другом месте они уверяют нас, что «не напрасны приношения об умерших бывают, не напрасны мольбы: все это Дух Святой заповедал. Не просто дьякон взывает: о иже во Христа усопших, вся с верою бывают».

Принимая приношения от усердствующих христиан, церковь исполняла их усердие на известном числе хлебов, а остальную часть употребляла на устройство вечери любви и на другие церковные нужды.

Поэтому для тех, которые приносили что либо в память святых, она определила вынимать частицу из второй просфоры в честь и память Пресвятой Богородицы, из третьей в честь и память святых, представляя их ходатаями, из четвертой вынимала частицы, вспоминая всех православных христиан. Относительно остальных просфор практика церкви является не одинаковой. В Русской Церкви до 16 века преобладающее число просфор на проскомидии было неопределено. Тогда употреблялось 7, 6, 5 и 3 просфоры. Чтобы оказать особенное внимание, как знак почтения и уважения к Царской особе и Патриарху, вынимали частицы из четвертой просфоры в воспоминание одного Государя, из пятой - Патриарха, из шестой - имена живых, записанных в диптихи, а из седьмой имена умерших православных христиан. В Новгороде, где не было князей, вынимали частицы из шести просфор. Вообще в древних русских служебниках находятся указания о числе просфор неопределенно. Вследствие этой неопределенности была возможность увеличить частным лицам число просфор для проскомидии.

В этих служебниках обыкновенно после четырех просфор, число которых ясно обозначено, об остальных просфорах говорится такимъ образом: «таже прием паки просфору и поминает князей, игумена и всех живых. И паки прием просфору поминает усопших». Такая неопределенность выражения в служебниках относительно числа просфор, могла соблазнить русского переписчика служебника 15 века и навести его на ту мысль, что здесь говорится о шести просфорах: на четвертой просфоре, в этом случае, должно было поминать только Епископство и весь священнический и дьяконский чин, на пятой Князей, Игумена и всех живых, а на шестой всех усопших. Таким образом неопределенность выражения некоторых служебников относительно числа просфор могла служить, и, может быть, действительно служила к увеличению числа их на проскомидии, вместо пяти, шести просфор и семи.

Вынимание частиц на Проскомидии

При совершении проскомидии на пяти просфорах вынимание частиц происходило такое же, как и в настоящее время. При совершении проскомидии на трех просфорах, на последней из них поминались святые, живые и умершие. Частицы из нее вынимались крестом. На верхней стороне части просфоры поминались Святые, на нижней — епископство и весь священнический чин, с правой стороны Цари, бояре и Игумен, если Литургия совершалась в монастыре, потом все живые, на левой — умершие. Особенно в совершении проскомидии безцеремонно относился Новгород в 15 столетии. Там, по случаю знамения от иконы святых мучеников Гурия, Самона и Авива архиепископом Новгородским Иоанном, вместо присяги для отыскания виновных в краже, предложен был особенный указ о проскумисании святым исповедникам. В этом указе сказано: «если у кого что нибудь будет украдено или на кого либо будет подозрение: вы, священники, велите испечь крестообразную просфору и изобразить четыре креста.

Потом, входя в церковь (для совершения Литургии), читайте молитву святым исповедникам, а другую, войдя в церковь, перед иконой святых, а третью на проскомидии, при вынимании из просфоры частицы, произнося: святые Божии исповедники: Гурие, Самоне и Авиве, Диаконе, какъ некогда милосердием Божиим вы возвратили, девицу в Эфес; так и ныне сотворите чудо для притекающих к вам с верой, потерпевшим ущерб помогите, виновных обличите, уста злодеев заградите.

Потом, вынимая первый крест из просфоры, нужно говорить: «се имя Божие пишется на хлебце молитвами святых Божиих исповедников, в честь и славу святого Гурия, вынимая второй крест - в честь и славу святому Самону, вынимая третий крест - в честь и славу святому Авиву дьякону, вынимая четвертый крест, нужно поминать имена тех, которым предложатся вынутые части на обличение виновных».

Таким образом чин вынимания частиц из просфор на проскомидии в известных случаях видоизменялся до некоторой степени. Но нужно сказать, что такое обыкновение существовало не долго. Одним словом, вопрос о числе просфор, употребляемых при совершении святой Евхаристии и для вынимания из них частиц, возник в отечественной церкви с известного времени. Хотя ревнители старины и утверждают, что в древней русской церкви проскомидия совершалась на семи просфорах; но, разсматривая памятники древности первых веков, мы не найдем ни одного достоверного памятника категорически решающего этот вопрос в пользу ревнителей старины; скорее все они свидетельствуют что Православная церковь никогда не возбуждала вопроса по этому предмету и не придавала числу просфор существенного значения. Новгородский Митрополит Нифонт отвечает вопрошающему его, что церковь считает существенной одну просфору, с которой, нужды ради, дозволялось совершать литургию, ту просфору, из которой вынимается Агнец.

Вот существенный ответ Нифонта. Обычай совершать проскомидию на пяти просфорах согласовался с числом приношений. В Софийском служебнике 12 века сказано: «агнец, Богородичная, святых, за здравие и за упокой». В служебнике 12 века Антониева монастыря, после описания действий над главной просфорой, далее сказано - а) молитва «да приимет Господь жертву в честь святого; б) молитва - «да приимет о здравии и спасении; в) молитва - «да помянет Господь души усопших»; но о главной и Богородичной просфорах ничего не говорится, считая их столь известными, что не могло быть о них и речи. Служебники 13, 14 и 15 веков с полной ясностью показывают, что проскомидия в то время совершалась на 5 просфорах.

Облагоухав над кадилом звездицу, вспоминает Вифлеемскую звезду, чудесным образом явившуюся на Востоке во время Рождества Христова, и поставляет ее на дискосе поверх Даров, чтобы покровы не касались святого Агнца и частиц.

Потом, облагоухав первый покров, покрывает им святой хлеб с дискосом, произнося слова псалма: «Господь воцарися, в лгепотуу облечеся и тем воспеваетъ дивную высоту Господню, славу и силу нашего Спасителя, не скрывшуюся под покровом плоти Его, Его чудесное воплощение и, вследствие этого, славу святой церкви. Вторым покровом покрывает потир, наполненный вином с водой, произнося: «покры небеса добродетель Твоя, Христе, и хвалы Твоя исполнь земля». Затем, взяв большой покров, называемый святым воздухом, покрывает им дискос и потир вместе, взывая к Богу, да «покроет нас кровом крил своих, отженет от нас всякого врага и супостата, дарует нам мир, милость и спасение» и, отступив немного от предложения, поклоняется приготовленным дарам, как поклонялись пастыри и волхвы Богомладенцу, и кадит как бы передъ вертепом, изображая каждением то благоухание ладана и смирны, которые были принесены вместе с золотом мудрецами.

За этим действием священнослужитель молится Богу, чтобы Он благословил честные дары, принял их в пренебесный свой жертвенник, помянул тех, которые принесли дары, и тех, за которых они приносятся, а их самих, священнодействующих, сохранил не осужденными при совершении Божественных таин. После этой молитвы бывает отпуст с произнесением имени того святителя, чья литургия совершается, и каждением святой трапезы. В это время священнослужащий, размышляя о земном рождении Того, Кто родился прежде всех веков от Отца, произносит пасхальные тропари: «во гробе плотски…», представляя себе, что Спаситель наш везде присутствует с полной славой Божества; потом читает 50 псалом, как молитву покаяния, которая необходима перед священнодействием, сопровождая чтение ее каждением алтаря и церкви.

Своим появлением с кадилом из алтаря, по примеру восточных народов, предлагавших всякому гостю при входе омовения и благовония, священнослужащий приветствует всех, собравшихся на святую трапезу любви, и наполняетъ всю церковь благоуханием. Кадя и кланяясь всем, он кадит, как слуга Божий, и приветствует их всех, как гостей любезных Небесному хозяину.

Богослужение

Общее и частное богослужение

После сотворения человека сам Бог давал Себя чувствовать человеку, выражая свое отношеше к нему в жертве и сообщая ему Себя Самого и блага свои. После этого естественно и человеку необходимо было обнаружить себя и свою жизнь не иначе, как чрез молитву и благодарение. И что было сначала делом свободного чаяния души первосозданного человека, то же самое в последствии перешло в непременную обязанность

Молитва в церкви

Молитва

Молитва как возношение ума и сердца к Богу, как выражение религиозных чувств человека и его разговор с Богом по самому существу своему должна входить в состав Православного богослужения. Эта естественная связь молитвы и служения Богу, которое должно пребывать в духе и истине, для христианина стала необходимостью

Евхаристическое видение мира

Традиция и жизнь Православной Церкви в своей сущности глубоко литургичны. Для Православия Церковь существует и находит свое выражение в Евхаристии. Православное богословие в своем основании является Литургией и носит так же евхаристический характер. О том, какое значение имеет это для человека размышляет Митрополит Пергамский Иоанн Зизиулас

Литургия в храме

Литургия

Основа литургии, самое совершение таинства, всеми апостолами проводилось одинаково, но порядок подготовки к нему каждый апостол составлял самостоятельно. Поэтому с самого древнего времени в разных церквах существовали разные чины литургии, связанные с тем или другим из апостолов

Крестные родители

Основа литургии, самое совершение таинства, всеми апостолами проводилось одинаково, но порядок подготовки к нему каждый апостол составлял самостоятельно. Поэтому с самого древнего времени в разных церквах существовали разные чины литургии, связанные с тем или другим из апостолов


ЧИТАТЬ ДРУГИЕ СТАТЬИ: