Владимирская Семинария

Священник Александр Пальчевский
Приход храма святителя Спиридона Тримифунтского в Минске

Свято-Владимирская семинария

Свято-Владимирская духовная семинария в Крествуде является главным богословским учебным заведением Православной Церкви в Америке – пятнадцатой Поместной Православной Церкви. Основание и развитие Православия в Америке неразрывно связано с Русской Православной Церковью в целом, и в частности – с русской церковной эмиграцией.

В конце 1794 г. первые семена веры Христовой были посеяны русскими монахами на Аляске. Вскоре на острове Кадьяк была основана школа для подготовки будущих пастырей, а спустя несколько десятилетий святителем Иннокентием (Вениаминовым) была основана духовная семинария на острове Ситка . В XIX в., несмотря на рост числа верующих, Православная Церковь в Америке оставалась в целом эмигрантской Церковью, в которой служение совершали епископы и священники, присылаемые, в основном, из России. Только в 1905 г. архиепископ Алеутский Тихон, будущий Патриарх и святитель осознал необходимость в привлечении к священнослужению коренных американцев и решил основать семинарию, которая была открыта в 1905 г. в Миннеаполисе, в 1913 г. переместилась в Тенафли (штат Нью-Джерси) и была названа Свято-Платоновской Православной богословской семинарией. За 18 лет своего существования она дала образование двум поколениям священнослужителей, которые в трудные моменты церковной жизни способствовали сохранению Православия в Америки и его активной интеграции в общественную жизнь.

В октябре 1937 г. на Шестом Всеамериканском церковном Соборе Русской Митрополии Василий Митрофанович Бенсен, один из первых преподавателей семинарии в Миннеаполисе, предложил вновь открыть семинарию. Он убедительно настаивал на том, что будущие православные священнослужители должны прежде богословского образования получить общегуманитарное образование в колледже, как основу для богословских знаний. План доктора Бенсена был одобрен, и будущей семинарии было дано имя святого благоверного князя Владимира. 3 октября 1938 г. митрополит Феофил (Пашковский), Первоиерарх Американской митрополии, возглавил торжественное богослужение в Свято-Троицком храме в Бруклине (Нью-Йорк), а на следующий день начались занятия в приходском доме храма Христа Спасителя на Манхэттене. Первое десятилетие жизни семинарии было очень тяжелым для администрации и преподавателей. Не было постоянных помещений, финансирования, и при помощи маленькой группы друзей семинария боролась за выживание, верная своей цели. Как отмечал один из студентов тех лет, «помещения семинарии были разбросаны по всему Нью-Йорку» . В 1939 г. семинарии удалось получить временное здание на территории Колумбийского университета на Манхэттене. В это время в семинарии преподавали Василий Бенсен, Симеон Андреев, Евгений Добрянский, Евгений Москов, Петр Зубов. Первым ректором семинарии стал епископ Бруклинский Макарий (Ильинский), викарий митрополита всея Америки и Канады. Первые студенты характеризовали его как умного и эрудированного ученого, и, во-первых, человечного христианина и удивительного духовного лидера и отца. «Он любил преподавать и мог потратить часы, объясняя сложные проблемы библейской экзегезы, или углубляясь в красочную иллюстрацию к уроку Церковной истории».

Под руководством Флоровского был расширен круг богословских дисциплин, увеличилась преподавательская корпорация, и духовная школа приобрела всеправославное значение. Прибытие из Европы ряда выдающихся ученых, включая Г.П.Федотова, бывшего профессора Свято-Сергиевского православного богословского института в Париже (скончался в 1951 г.), Н.С. Арсеньева (ранее преподавал на православном богословском факультете Варшавского университета, скончался в 1977 г.), Е.В.Спекторский (преподаватель Киевского университета, скончался в 1950 г.), Н.О.Лосского (преподавателя Петербургского университета, скончался в 1965 г.) сделало возможным дальнейшее развитие Свято-Владимирской семинарии как высшей богословской школы или «академии», используя дореволюционную терминологию . Вскоре школа переехала в новое здание, арендованное у Объединенной богословской семинарии – обширный комплекс помещений на 123-й Восточной улице в Нью-Йорке.

На торжественном открытии нового учебного 1948/1949 года присутствовал будущий святитель Николай (Велимирович).

июня 1948 г. Свято-Владимирской духовной семинарии была дарована Временная хартия от Совета управляющих Университета штата Нью-Йорк, тем самым был закреплен ее статус как высшего учебного заведения

«Современный православный богослов, — сказал отец Георгий Флоровский на официальной церемонии присвоения семинарии нового статуса, — не может спрятаться в темном подвальчике местных традиций, поскольку Православие – это не местная традиция, но, в сущности, — вселенская традиция». Будущее развитие семинарии было укреплено прибытием молодого поколения богословов из Свято-Сергиевского православного богословского института: отца Александра Шмемана (1951-1983 гг.), профессора С.С. Верховского (1952-1986 гг.) и позже — отца Иоанна Мейендорфа (1959-1992 гг.). Признавая прогресс в развитии семинарии, Совет управляющих Университета штата Нью-Йорк даровал Свято-Владимирской семинарии Абсолютную Хартию в апреле 1953 г. C 1949 г. в Свято-Владимирской семинарии обучались студенты-греки, выпускники Семинарии Святого Креста – богословского учебного заведения Американской архиепископии Вселенского Патриархата. Этих студентов привлекла личность протоиерея Георгия Флоровского, под научным руководством которого они осуществляли свои научные занятия. С 1948 г. по 1950 г. количество студентов семинарии увеличилось с 8 до 58. Среди них были армяне, украинцы, индийцы и многие другие национальности.

Свежее течение в жизнь семинарию в ранние годы в Нью-Йорке внес профессор Веселин Кесич – член преподавательской корпорации с 1953 г. по 1991 г. Студенческая жизнь на 123-й Восточной улице, как и сейчас в Крествуде, была очень загруженной. Многие студенты посещали лекции не только в семинарии, но и в Колумбийском университете. Многие готовились получить университетский диплом, но их усилия были прерваны войной. Дополнительной нагрузкой для всех студентов было приготовление пищи. В семинарии не было кухни, студенты сами должны были готовить для себя, поскольку не все имели достаточно средств, чтобы питаться в столовой или кафе Объединенной семинарии. Члены преподавательской корпорации старались не разделять студентов по юрисдикционной принадлежности. Каждый из них стремился познакомить студентов с сокровищами и силой литургической, догматической и духовной традиции Церкви. Отец Георгий Флоровский всегда был в курсе современной богословской литературы и никогда не упускал возможность высказать суждение о той или иной новой книге на лекциях. Говорить об отцах Церкви без ссылок на богословов и мыслителей Нового времени было для него невозможно. К примеру, объясняя взгляды Оригена, он обращался к Паулю Тиллиху, а говоря о Тертулиане – к Карлу Барту. У некоторых студентов это вызывало восхищение, а для некоторых было головоломкой. Он ожидал глубокой богословской эрудиции и от студентов.

В противоположность отцу Георгию Флоровскому, Георгий Федотов был мягким, чутким человеком с ясными взглядами, которые он умел четко выразить. На лекциях или публичных выступлениях он никогда не агитировал и сохранял свою очаровательную улыбку, даже когда подвергался нападению. Учителя Объединенной семинарии называли его «ходячая русская духовность». Профессор Арсеньев играл важную роль в знакомстве студентов с богословием. Его ключевыми предметами были духовность в Посланиях святого апостола Павла и литературный корпус апостола Иоанна Богослова. Открывая дверь в аудиторию, он сразу начинал лекцию и продолжал ее без перерыва полтора часа. Отец Пол Шнейрла также внес определенный импульс в жизнь школы в годы ректорства отца Георгия Флоровского.

Студенчество представляло из себя этническую и интеллектуальную смесь. Демобилизованные американские солдаты, православные беженцы из Европы, Японии. Арабы приезжие и местные, обращенные из других конфессий, и даже греки. У всех был разный уровень знания английского языка. В образовательном плане были выпускники колледжа, студенты, продолжающие учебу в университете, кандидаты и доктора наук. Несмотря на множество изменений, новая семинария получила академическое признание. Семинарский богословский журнал – «Ежеквартальник Свято-Владимирской семинарии» впервые вышел в 1952г. под редакцией ректора отца Георгия Флоровского.

Несмотря на то, что труды отца Георгия привели к признанию семинарии государством благодаря его высоким стандартам и требованиям к образованию, в 1959 г. он был вынужден покинуть семинарию из-за возникшей напряженности во взаимоотношениях со студентами. В этот период семинария в полной мере становится всеправославной, поскольку в ней обучаются студенты разных национальностей и разных юрисдикций.

Следующие десятилетия семинарской истории были связаны с именем отца Александра Шмемана, который был ректором с 1962 г. по декабрь 1983 г. Студенты помнят его острый ум, дружеский юмор и главный принцип: «Семинарист должен знать только три дороги: в аудиторию, в библиотеку и в храм» — церковное богослужение было центром семинарского образования. Дэвид Дриллок, профессор Церковной музыки, выпускник Свято-Владимирской семинарии, вспоминал, что «не было ничего более восхитительного, чем пойти на одну из его лекций по Церковной истории – это было почти как пойти в кино! У него история Древней Церкви оживала».

иерей Дмитрий Юха, кандидат богословия