Собор в Борисове

Священник Александр Пальчевский
Приход храма святителя Спиридона Тримифунтского в Минске

воскресенский собор в Борисове

Собор Воскресения Христова в Борисове является замечательным архитектурным украшением этого древнего города, который современным видом своих строений мало напоминает старинное поселение. Между тем, основание Борисова относится к самому началу XII века, и честь его принадлежит полоцкому князю Борису Всеславичу. По сведениям В.Н.Татищева, город был заложен в 1102 году и, конечно, уже во времена Киевской Руси имел свою церковь, хотя непосредственных свидетельств этому, к сожалению, не сохранилось...

Сей Савва устанавливал произвольные поборы с различных доходов мещан. В качестве свидетеля неблаговидного поведения старосты в документах упоминается "поп Спасский Борисовский", что указывает на существование в местечке в начале XVI века Спасо-Преображенской церкви. За период с ХVI по ХVII века в истории храмов Борисова сохранились довольно отрывочные сведения. Единственное известие XVII столетия о Преображенской церкви находим в инвентаре (описании) города, составленном в 1680 году, спустя 170 лет после первого упоминания. В нем определяется местоположение храма. Польский исследователь Е.П.Тышкевич пишет: «В ин¬вентаре... под 1680 г. читаем: м. Борисов имело рынок, на нем... церковь Св.Спаса».

Интересное воспоминание о Воскресенском монастыре оставил П.А.Толстой, стольник Петра I, в 1697 году проезжавший через Белоруссию, и, наряду с другими городами, посетивший Борисов. Приведем его воспоминания, по возможности, полнее, ибо они очень любопытны для нас: "Город Борисов, - отмечал П.Толстой в своем путевом дневнике, - имеет замок земляной... посад около того замка невеликий, жители в городе Борисове благочестивой Греческой веры... Тут же, пред посадом монастырь... Церковь в том монастыре соборная во имя Воскресения Христова. В том монастыре живут монахи, всего 7 человек и имеют у себя игумена; в том монастыре в неделю Фомину слушал я Святую Литургию... В том городе Борисове униатов нет... есть костел Римской веры; один деревянный... во имя Пресвятой Богородицы..."

Далее П. Толстой пересказывает замечательную легенду о древней иконе Божией Матери, ранее принадлежавшей православным, а затем оказавшейся у католиков: "В том помяненном костеле на престоле стоит образ Пресвятой Богородицы с Предвечным Младенцем, написан подобно как пишут Образ Смоленской Пресвятой Богородицы... тот образ написан письмом изрядного мастерства подобного Московским письменам. На той святой иконе левое око и щека левая и нос весь черны, как-бы чернилами замазаны... О том чудном знаке черном по вопрошению моему сказал мне ксендз Римский, что та святая икона стояла прежде в благочестивой Греческой церкви в местечке, которое называется Гумнаж, от Борисова 3 мили, и как-де ту икону принесли в Борисов в помяненный Воскресенский благочестивый монастырь Греческой веры... и стояла-де та святая икона в том монастыре 5 лет, а того черного пятна в то время на той святой иконе не было... и ту-де святую икону Римляне из Воскресенского монастыря взяли в Римский костел; и как-де ту икону в Римский костел внесли и от того-де часа явилось на той иконе самое малое черное пятно, величеством с Московскую копейку, и начало от того времени прибывать, даже и до ныне по вся дни того пятна прибывает; и много-де того пятна покушались, чтобы краскою то пятно закрыть, и многие-де мастеры, иконники и живописцы, прикоснувшиеся к той святой иконе для записания того пятна, пострадали ручной болезнью и паки от той-де святой иконы исцеление получили, и ныне уже о том и покушатися не смеют, чтобы то пятно исправить".

Легенда, рассказанная П.Толстому римско-католическим ксендзом, не представляется беспочвенной. Еще в конце прошлого века в Борисовском соборе Воскресения Господня сохранялось несколько древних церковных реликвий, датированных XVI столетием. Среди них выделялась "... местночтимая икона Божией Матери с Предвечным Младенцем, писанная на дереве, весьма древней живописи, покрытая серебряной ризою". По свидетельству современников, она "...осталась от прежних борисовских церквей и никакого особенного сказания о ней не существует". Тем не менее, не исключено, что икона эта могла быть давним чудотворным образом, который видел П.Толстой, находясь проездом в Борисове в 1697 году. Ведь со временем сказание могло и забыться, а пятно, с изменением обстоятельств, исчезнуть. Наряду с местночтимой иконой Пресвятой Богородицы, в Воскресенском соборе до революции хранился "осьмиконечный, неизвестной пробы серебра крест", подаренный, как видно из надписи на нем, "в благочестивую церковь Воскресения Христова в месте Борисове в 1640 году некиим Ловчиным", а также имелась "...рукописная праздничная минея, писанная в 1688 году". Все эти реликвии предметно подтверждают существование в городе XVII века православных церквей, несмотря на широкое распространение в Белоруссии католичества и униатства.

В качестве православного Воскресенский собор действовал до 1753 года; что же касается Спасской церкви, то уже на начало XVIII столетия она фиксируется в документах, как униатская. В записи за 10 июня 1732 года в актовых книгах Виленского Центрального Архива содержалось инвентарное описание Борисова, составленное "... при передаче местечка обозному Вел. кн. Литовского Игнатию из Козельска Огинскому..." В инвентаре упоминается униатская церковь Святого Спаса "с давним наданьем". Когда храм был отобран у православных, неизвестно. Зато сохранились тексты документов, позволяющие достаточно подробно осветить историю совращения в унию прихожан Воскресенского собора и закрытия в Борисове одноименного монастыря. Остановимся на них подробнее.

К середине XVIII века собор Воскресения Господня с монастырем пришли в состояние крайнего запустения и ветхости, вследствие чего требовался их капитальный ремонт. Однако владевший Борисовом Игнатий Огинский всячески препятствовал проведению каких бы то ни было восстановительных работ. В связи с этим, намеревавшийся отстраивать храм и монастырь иеромонах Иоанн Тудорович 12 августа 1749 года жаловался могилевскому епископу Иерониму (Волчанскому) о немалых обидах, чинимых И.Огинским православным жителям города. "...когда я просил позволения починить церковь и колокольню и оградить монастырь, - писал отец Иоанн, - то Огинский, весьма сердясь, сказал: что лучше ему Борисовское староство потерять, нежели на то позволить; видя же таковое в том его недоброхотство, предложил я, что имею на починку церкви и монастыря из Москвы присланныя деньги... - На сие он ответствовал: что оныя деньги или для себя употреби или назад в Москву отошли, ибо-де я никаким образом до смерти моей на то позволить не могу. Потом, как я ему предложил, что оныя деньги подрядчикам отдал и лес уже подрядил, то он сказал: ежели ты, попе, сие учинить дерзнешь, то я с онагоже лесу виселицу тебе самому сделать прикажу; а наконец, когда я ему предложил: что везде в церкви показалась теча и вся утварь церковная погнила так, что и священнодействовать нельзя, и что я места сам не имею, где бы мог жить... то он мне ответствовал: что тебе никакого убытку нет; вольно оставя монастырь, другого искать места... Потом, созвав к себе оный Огинский борисовских обывателей, уговаривал их принять унию, обещая церковь униатскую для них вновь построить, и всю утварь и книги из старой церкви в новую пренесть... когда же оные обыватели на сие согласиться не пожелали, а просили дабы старой церкви он не разорял, а дозволил бы починить оную, предлагая, что предки их в православном исповедании померли, и в оной церкви погребены, то он, Огинский, сказал им: что за такую вашу противность и бунт всякими податьми отягчать и утеснять не перестану...".

Жалобы отца Иоанна Тудоровича помогли мало. В марте 1753 г. монастырь вместе с храмом был отобран у православных жителей Борисова "со всем движимым и недвижимым имением и всею утварью", а "тамошний... народ от мала до велика чрез штрафы и смертныя угрозы, насилие и побои к унии преклонен". Сравнительно недолго Воскресенский собор оставался униатским. В 1795 году, с присоединением земель Белоруссии к России, он, а также Спасо-Преображенская церковь вновь перешли к православным. С того же года Борисов стал центром благочиния, объединив 12 церквей повета. Как видно из рапорта в Священный Синод архиепископа Минского Иова (Потемкина) от 22 декабря 1798 года, собор состоял "в твердости, при нем служили... протопоп - 1, диакон - 1, дьячок - 1 и пономарь - 1. Содержание храм имел от приходских 103-х дворов.

Воскресенский соборВ 1812 году Борисовский собор, как и многие другие храмы Белоруссии, постигла тяжелая участь разорения от безбожных войск Наполеона I. Собор пострадал в меньшей степени; Спасская церковь потерпела сильнее. Французы сожгли священнический дом при Воскресенском соборе. По словам дореволюционного этнографа П.М.Шпилевского, "...жалкую картину представлял собою Борисов после побоища Наполеонова. Весь город был опустошен, а во многих местах сожжен, улицы были завалены полуобгоревшими трупами, дома наполнены ранеными, больными и пленными. Крик, шум, плач слышались везде". Постепенно оправившись от вражеского нашествия, борисовчане взялись за восстановление своих церквей. При Воскресенском соборе в то время служил протоиерей Петр Самуилов Боричевский, руководивший восстановительными работами. (Петр Самуилов Боричевский, "из духовного звания". После окончания курса обучения в Киевской Духовной Академии с 1802 по 1806 г. был преподавателем Минской Духовной Семинарии. В 1809 г. архиепископом Иовом /Потемкиным/ произведен в протоиереи). В Спасской церкви в 1813 году священника не было; возможно, он погиб в период хозяйничания в городе французов. При храме проживала его вдовствующая супруга Мария Герасимова ("дочь Бирюковича") с детьми-сиротами.

По ходу ремонта обнаружилась крайняя ветхость Воскресенского собора. Вскоре его разобрали. В 1815 году Спасо-Преображенсхая церковь, размещавшаяся на городской площади (в 40 саженях от собора), была переосвящена во имя Воскресения Господня, став кафедральным храмом. Таким образом два древних прихода в Борисове слились в один; на 1815 год в этот приход входило 476 человек. К началу тридцатых годов XIX столетия Воскресенская церковь, недавно переосвященная из былой Преображенской, пришла в ветхое состояние, вследствие чего в 1833 году на отпущенную из казны сумму в Борисове возвели совершенно новый деревянный собор, действовавший до 1865 года. В 1854 году этот собор починяли на пожертвования прихожан. Общее руководство ремонтными работами осуществлял его настоятель протоиерей Павел Фаддеев Лисевич. (Он окончил Черниговскую Духовную Семинарию. В 1819 г. рукоположен во иерея. С 1842 г. служил в Борисовском Воскресенском соборе. Являлся местным благочинным. "За усердное провождение благочиннической должности" был награжден наперсным крестом).

В 1865 году жителей Борисова постигло очередное бедствие... Нововыстроенный Воскресенский собор сгорел. Богослужения вынуждены были продолжить в приписной к нему кладбищенской Свято-Андреевской церкви, предварительно отремонтированной и несколько расширенной, всего на сумму 1000 рублей, которую пожертвовала Фекла Шаповалова, жена бывшего городничего Борисова Андрея Шаповалова. Кстати, их попечением и за их счет церковь святого Андрея Юродивого была восстановлена из полуразрушенного состояния еще в 1826 году. О Свято-Андреевской церкви следует сказать несколько слов особо. Хотя она и не являлась приходской, весьма вероятно, ее возраст исчислялся не одним столетием исторической жизни. С точки зрения известного дореволюционного археографа Дм. И. Довгялло, по внешнему виду "...постройка этой церкви должна быть отнесена к XVII в.". Кроме того, наименование храма в память святого Андрея Юродивого (почитаемого только Православной Церковью) также наводит на определенные размышления. Сомнительно, чтобы его основали униаты. Скорее всего, церковь святого Андрея изначально была православной. Размещался храм "в восточной части города, недалеко от городского бульвара...". В продолжение девяти лет (1865-1874) Свято-Андреевская церковь заменяла собою бывший кафедральный собор. За это время были подготовлены и утверждены проект и смета на возведение в городе каменного соборного храма. Для него выбрали вполне подходящее место - "на торговой площади в центре города, где некогда находился Спасо-Преображенский храм... "

В 1874 году строительство собора закончилось. Общие, затраты на его возведение составили 48 800 рублей

Все кирпичные работы выполнили каменщики из местечка Ивенец Минского уезда. Иконы для храма написал виленский художник Г.Трутнев. Устройство иконостаса взял на себя мастер Елиашевский. 20 октября 1874 года (по старому стилю) епископ Минский и Туровский Александр (Добрынин) в сослужении местного духовенства освятил собор, по сложившейся традиции, в честь Воскресения Христова. Вот как выглядела новая соборная церковь снаружи и внутри в конце 70-х годов XIX века, согласно "Описания церквей и приходов Минской епархии": "Зданием каменная, сложенная из кирпича, по внешности представляем прекрасной архитектуры вид равностороннего креста с одним открытым куполом по середине и восемью меньшими, глухими куполами, на боковых уступах. В одном из боковых куполов, фронтонном, помещается и колокольня... Окна в самом здании расположены в два яруса и нижния снабжены железными решетками; входных дверей трое, крыша сделана из листового железа... В церкви устроено 10 печей... Иконостасов в соборе три: один главный и два придельных. Все они устроены из дубового дерева без покраски, с золочены¬ми колоннами, карнизами, рамами и резьбой. Главный состоит из 24 икон, расположенных в четыре яруса, а придельные из 10 икон каждый, расположенных в один ряд; все иконы новой хорошей живописи. Главный престол освящен во имя Воскресения Христова, а придельныя - северный во имя святаго князя Владимира, а южный во имя благовернаго князя Александра Невскаго".

На конец XIX столетия, кроме Свято-Андреевской церкви, собор имел еще два приписных храма: церковь Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Стахове, построенную в 1868 году средствами и старанием местных прихожан, и церковь святой мученицы Юлии, сооруженную в 1896 году иждивением инженера путей сообщения Л. И. Веригина. Перед началом Первой мировой войны и всеми последующими катаклизмами в приход Воскресенского собора входило 1123 двора, населенных 4495 мужчинами и 4852 женщинами; его причт состоял из протоиерея-настоятеля, иерея, диакона и псаломщика; они владели 89 десятинами земли. Настоятель храма получал жалованья от казны 600 рублей в год, священник - 500 рублей, диакон - 300 рублей, псаломщик -160 рублей. В Борисове действовало 2 городских училища, 3 церковно-приходских училища, а также 3 церковно-приходских школы. Настоятелем собора являлся протоиерей Николай Аполинарьевич Фалевич. (В 1877 г. окончил Минскую Духовную Семинарию, в 1881 г. рукоположен во иерея. С 1897 г. служил при Воскресенском соборе. Награжден наперсным крестом. Являлся духовником духовенства округа).

Александра Хусаинова, Ирина Логис